Description

Бумажные города - умная и пронзительно-честная история одержимости в самом трогательном ее проявлении, порой причудливом, порой глупом, но всегда невинном. Главный герой - выпускник школы Кью Джейкобсен. С детских лет он тайно влюблен в свою характерную сверстницу, соседку Марго Рот Шпигельман. Вот уже больше пятнадцати лет он восхищается ее красотой, идеальным набором качеств и ждет, когда же наступит не менее красивый и идеальный момент для признания. Роман охватывает две поры взросления героев: детство, где они дружат. Юность - где они даже не принадлежат к одному социальному кругу. Марго пользуется большой популярностью, в то время как Кью становится обычным мальчишкой с одним единственным увлечением - Марго. Но однажды ночью Марго влезает в окно его спальни и приглашает принять участие в "карательной операции" против ее обидчиков, и, конечно, Кью соглашается - момент настал. Но, придя в школу после их ночного приключения, Кью узнает, что Марго исчезла,...

Reviews ( 0 )
Once a month we give presents to the most active reader.
Post more reviews and get a reward!
Quotes (42)
42 quotes You must be to post a quote.
January 31, 2020
«Господи, как жаль, что я не на его месте», честно тебе говорю. И еще: «Как жаль, что щеки не на члене расположены».
Ты просто… помни, что иногда человек на самом деле может оказаться вовсе не таким, каким ты его себе представляешь. Ну, вот я, например, всегда думал, что Лэйси крутая, невообразимая и сексапильная, а теперь, когда мы вместе… восприятие поменялось. Человек становится другим, когда видишь его крупным планом, когда чувствуешь его запах, понимаешь?
А мне все это показалось таким нелепым и банальным. Бумажные детки играют в бумажные игры.
— Чувак, я не хочу обсуждать туфли Лэйси. Я даже скажу почему: у меня есть такая штука, из-за наличия которой меня обувь для выпускного совершенно не интересует. Член называется.
Но запомни, когда ниточку перерезают, обратно ее уже не прикрепить.
Аристотелевскими способностями по части логики Чак Парсон явно не отличался. Но зато в нем было шесть футов три дюйма роста и двести семьдесят фунтов веса, а это уже кое-что значит.
Мне всегда казалось, что враги есть только у значительных людей. Например, заглянем в историю: у Германии было больше врагов, чем у Люксембурга. Марго Рот Шпигельман была Германией. И Великобританией. И Соединенными Штатами. И Россией. А я — Люксембург. Я сижу на месте, пасу овец и пою йодлем.
А ведь каждой бумажной девчонке нужна хотя бы одна ниточка, так?
Вот что некрасиво: да, ты отсюда не видишь ни ржавчины, ни потрескавшейся краски, ни чего-то там еще, но зато видишь весь город, как он есть. Насколько он фальшивый. Такой из пластмассы нетрудно сделать. Или из бумаги вырезать. Ну посмотри, Кью: все эти тупики, улицы, которые замыкаются сами на себя, все эти постройки-времянки. В бумажных домишках живут бумажные людишки и отапливают их собственным будущим. Бумажные дети хлещут пиво, купленное им каким-нибудь бомжом в бумажном гастрономе. И все помешаны на том, как бы заиметь побольше барахла. А барахло все тонкое и бренное, как бумага. И люди такие же. Я уже восемнадцать лет живу в этом городе и еще не встретила ни одного человека, который ценил бы что-нибудь стоящее.
Ну посмотри, Кью: все эти тупики, улицы, которые замыкаются сами на себя, все эти постройки-времянки. В бумажных домишках живут бумажные людишки и отапливают их собственным будущим.
Марго обожала всякие загадки. Впоследствии я часто думал, что, может быть, именно поэтому она и сама стала девочкой-загадкой.

© Д. Грин "Бумажные города"

Было пятое мая, но это ни о чем не говорило, потому что все мои дни отличались греющим душу сходством.
После уроков я сидел возле репетиционной на полу, прижавшись спиной к стене из шлакоблока, и переводил Овидия, стараясь не замечать какофонических стонов музыкальных инструментов.
Каких-то вещей я представить не мог — и осознавал это, — потому что не знал ее. Я знал, как она пахнет, знал, как она ведет себя при мне и как с другими, знал, что она любит «Маунтин дью», приключения, всякие театральные выпады, знал, что она умная и прикольная, и вообще куда лучше, чем все остальные.
Реальность никогда не бывает такой, как ты себе воображаешь,
Когда что-то делаешь, в реальности всегда оказывается не так круто, как ожидаешь.
Кью, да поедешь ты в свой Дьюк. Станешь успешным адвокатом или кем-то там еще, женишься, заведешь детишек, проживешь долго и помрешь, но перед смертью, захлебываясь собственной желчью в доме престарелых, ты скажешь: "Черт, я всю жизнь прожил зря, но хотя бы мы с Марго Рот Шпигельман однажды в пять утра пробрались в " Морской Мир", хотя бы в тот день я carpe diem".
Хуже, чем быть отвергнутым всеми в школе танцев, может быть только одно: рыдать из-за этого.
Да, я серьезно верю, что заглавные буквы надо ставить где попало. Правила слишком несправедливы к словам, стоящим в серединке.
Таковы факты: я наткнулся на мертвого мужика. Маленький миленький девятилетний мальчик, то есть я, и моя еще более маленькая и куда более миленькая подружка нашли в парке мертвеца, у которого шла ртом кровь, и когда мы помчались домой, маленькие миленькие кедики моей подружки были в этой самой его крови. Очень драматично, конечно, и все дела, но что из того? Каждый треклятый день умирают люди, которых я не знаю. Если бы всякое несчастье, происходящее в этом мире, доводило меня до нервного срыва, я бы давно уже слетел с катушек.
Слезы Чака Норриса лечат рак, но он, к сожалению, ни разу не плакал.
На каком-то глубинном уровне нам сложно понять, что другие — такие же люди, как и мы. Мы либо идеализируем их, как богов, либо презираем, как животных.
Who wants to read this book 86
Юлия Зябочкина
Эркекан Орозалиева
Эля Петрякова
Тетяна Суміна
Татьяна Родькина
Татьяна Кисарина
Сергей Свистунов
Светлана Глебовна
Света Маркелова
Саша Олейникова
Who finished reading this book 127
Юлия Фотостудия Чердак
Юлия Семёнова
Фрамея
Тетяна Токан
тетрогидрогиперохлоридный спирт
Татьяна Новикова
Татьяна Кузняк
Татьяна Казакова
Татьяна Бушмаринова
Сюзанна
Top