Империя должна умереть

Description

Революции не происходят неожиданно, империи не гибнут ни с того ни с сего. Главный урок, который мы можем вынести из революции 1917 года, – понимание того, почему император и его окружение в обстановке, которая требовала кардинальных внутренних реформ, не только на эти реформы не решились, но, наоборот, всеми силами пытались повернуть развитие страны вспять, усиливая опору на «традиционные ценности», православие и армию.
Глава за главой, через живые истории людей, Михаил Зыгарь показывает, как империя неуклонно движется к катастрофе и почему ничто не может ее спасти.
Главный герой этой книги – российское гражданское общество. Оно зарождается в первые годы ХХ века, развивается на глазах у читателя и на его же глазах исчезает вскоре после 1917 года. Узнавая хронику событий столетней давности, читатель может понять, что происходит сегодня, и попробовать заглянуть в будущее.
Отзывы
Книга Михаила Зыгаря необыкновенно увлекательна, оторваться от нее невозможно. Важнейший момент в истории России становится понятным благодаря тому, что люди, творившие эту историю, показаны совершенно живыми; порой хотелось в голос говорить им: «Нет, не надо, это ошибка, вы губите Россию!»
Не могу вспомнить ни одной книги – ни российского, ни зарубежного автора, – которая бы столь полно, точно и мощно представила читателю суть ключевого исторического события. Тем, кто стремится понять, почему произошло то, что произошло, чтение этой книги обязательно.
Владимир Познер
Это именно такое изложение истории, которое лично мне больше всего нравится: безэмоционально-беспартийное, взвешенное, аналитическое – и при этом не скучное. Довольно редкое сочетание.
Борис Акунин
Странно, что такая книга не была написана раньше. Спокойное, внятное, но при этом крайне увлекательное изложение того, что случилось 100 лет назад. Эту книгу надо читать сегодня, потому что написана она для человека, живущего в 2017 году, и апеллирует к нашим нынешним представлениям о том, как крутятся механизмы власти, как делается история страны и как ее можно потерять.
Фёкла Толстая
В замечательной работе Михаила Зыгаря очень подробно рассказывается, как Россия катилась к своему краху, какие ошибки и преступления (часто с предпочтением силы уму) делали этот крах неизбежным. Творцам сегодняшней истории хорошо бы почитать, подумать, извлечь урок.
Владимир Войнович

Reviews ( 0 )
Once a month we give presents to the most active reader.
Post more reviews and get a reward!
Quotes (21)
21 quotes You must be to post a quote.
November 20, 2017
Сам Зубатов вспоминает, что во время знакомства у них с Плеве
выходит спор: министр уверяет, что «в России нет общественных
сил, а есть только группы и кружки, стоит хорошей полиции обна-
ружить настоящий их центр и арестовать его, и всю эту видимую общественность как рукой снимет»
...
Подобная убежденность наблюдается среди российских чиновников
и сейчас. Более того, многие из них искренне не могут поверить в то,
что оппоненты режима действуют, исходя из собственных убеждений;
они полагают, что любой протест, даже стихийный, — это результат
подкупа, а любая критика — чей-то заказ
November 22, 2017
Поставить спектакль о жизни бомжей оказывается непросто —
никто в театре не представляет себе, как разговаривают герои пьесы.
В итоге режиссер Станиславский и труппа просят известного ре-
портера Владимира Гиляровского, специализирующего на описа-
нии жизни нищих и бродяг, отвести их в самый неблагополучный
район Москвы — на Хитровский рынок.
Экскурсия заканчивается драматически. Актеры Художествен-
ного театра угощают бродяг принесенной водкой и колбасой.
Но застолье неожиданно перерастает в ссору: «Они побагровели,
перестали владеть собой и озверели. Посыпались ругательства,
схватили — кто бутылку, кто табурет, замахнулись… — вспоминает
Станиславский. — Но тут бывший с нами Гиляровский крикнул
громоподобным голосом пятиэтажную ругань, ошеломив слож-
ностью ее конструкции не только нас, но и самих ночлежников.
Они остолбенели от неожиданности, восторга и эстетического
удовлетворения. Настроение сразу изменилось. Начался бешеный
смех, аплодисменты, овации, поздравления и благодарности за ге-
ниальное ругательство, которое спасло нас от смерти или увечья».
December 11, 2017
Главная причина нейдач — исчерпан запас артиллерийских снарядов и патронов, российским войскам нечем воевать. Военное министерство не планировало долгосрочную войну, рассчитывая закончить ее за шесть месяцев. Все до одного в армии винят в этом военного министра Сухомлинова. Верховный главнокомандующий Николай Николаевич и вовсе считает Сухомлинова предателем и шпионом. Он не допускает мысли, что плохая подготовка и проблемы с оснащением связаны с некомпетентностью и коррупцией.
«Неужели Европу так мало беспокоит простая мысль, что ведь небезопасно иметь своими соседями сто сорок миллионов людей, которых всячески стараются превратить в животных, упорно внушая им вражду и ненависть ко всему, что не русское, воспитывая в них жестокостью – жестокость ещё большую, насилиями – страсть к насилиям ещё более грубым? Понимают ли еврейские банкиры Европы, что они дают деньги в Россию на организацию еврейских погромов?»
Дело в том, что фон дер Лауниц платит руководителю боевой дружины за голову Герценштейна 2000 рублей[82], а до исполнителей доходит только 300[83]. Они очень недовольны.
Великий князь продолжает платить (не столько из своего кармана, сколько «пробивая» госфинансирование), и когда в 1908-м Дягилев ставит в Гран-опера «Бориса Годунова» с Шаляпиным в главной роли, по роскоши костюмов и богатству декораций эта постановка превосходит все предыдущие. «Чтобы французы рехнулись от величия» – так описывает он свой замысел композитору Николаю Римскому-Корсакову, который дорабатывает для него оперу Мусоргского.
Главную роль в «Павильоне Армиды» играет Матильда Кшесинская – 35-летняя прима императорских театров. В юности она была любовницей Николая II (еще до того, как он стал императором), теперь же Матильда одновременно сожительствует сразу с двумя великими князьями: с 35-летним великим князем Сергеем и 25-летним великим князем Андреем.
February 17, 2018
Победоносцев считает, что главная проблема страны заключается в образовании: самая неблагонадежная и нелояльная часть населения – это интеллигенция, то есть студенты, профессора и даже чиновники. Система знаний, которые они получают, не способствует развитию верности императору. Другое дело – церковно-приходские школы. Образование должно ограничиваться грамотой и Законом Божьим, считает Победоносцев. И создание сети подобных церковно-приходских школ становится делом его жизни.
February 17, 2018

Л.Н.ТОЛСТОЙ О чиновниках. 19 век.

«В последнее время люди эти до такой степени у нас в России пали в нравственном и умственном значении, что если они прямо не воруют, как воровали те, которых обличили и прогнали, – они даже не умеют притвориться, что преследуют какие-нибудь общие государственные интересы, они только стараются как можно дольше получать свои жалованья, квартирные, разъездные.
February 23, 2018
Между тем этот курьез становится первым в истории упоминанием «Протоколов сионских мудрецов».
February 27, 2018
Коррупция в высших сферах и в начале XXI века является темой, провоцирующей наибольшую протестную активность. Правда, это никак не связано с военными действиями, которые ведет Россия. В 2017 году главный военный прокурор Сергей Фридинский подготовил доклад о проверке действий Минобороны в рамках военной операции в Сирии. Результаты этой проверки никогда не были опубликованы и даже не возбудили внимания общественности, а прокурор Фридинский, вместо того чтобы выступить с этим докладом перед Советом Федерации, срочно подал в отставку.
Речь царя на следующий день напечатана во всех официальных газетах. Она заканчивается словами: «Я верю в честные чувства рабочих людей и в непоколебимую преданность их Мне, а потому прощаю им вину их». Эти слова возмущают многих: сначала расстрелял, а потом прощает. Впрочем, еще один абзац из царской речи был изъят из печати. Он звучит так: «Что вы будете делать со свободным временем, если вы будете работать не более 8 часов? Я, царь, работаю сам по 9 часов в день, и моя работа напряженнее, ибо вы работаете для себя только, а я работаю для вас всех. Если у вас будет свободное время, то будете заниматься политикой; но я этого не потерплю. Ваша единственная цель – ваша работа».
После подписания мирного соглашения Витте идет в церковь, где вместе служат православный, католический и протестантский священники. «Все время многие молящиеся плакали, – вспоминает Витте. – Видя американцев, благодарящих со слезами Бога за дарование мира, у меня явился вопрос – что им до нашего Портсмутского мира? И на это у меня явился ясный ответ: да ведь мы все христиане».
«Государство не может жить и развиваться только потому, что оно существует… должна быть цель, государство живет во имя чего-нибудь», – пишет автор. И тут же продолжает, что единственная цель любого государства – это обеспечение моральных и материальных благ граждан.
Витте считает, что власти должны возглавить реформы, а не плестись в хвосте у запросов общества: во-первых, устранить произвол карательных органов, во-вторых, обеспечить равные гражданские права, в-третьих, реформировать систему госуправления и, наконец, решить три вопроса: рабочий, аграрный и национальный.
«Ход исторического прогресса неудержим. Идея гражданской свободы восторжествует если не путем реформы, то путем революции. Но в последнем случае она возродится из пепла ниспровергнутого тысячелетнего прошлого. Русский бунт, бессмысленный и беспощадный, все сметет, все повергнет в прах», – прогнозирует автор записки.
Еще не существуют никаких соцсетей, интернета, мобильной связи – даже обычный телефон доступен далеко не всем. Но тысячи 20-летних москвичей наэлектризованы, под воздействием газетных новостей и разговоров со сверстниками они готовы идти на смерть – и рвутся это сделать. Даже спустя годы Зензинов будет сравнивать декабрьскую бойню в Москве с детской шалостью: «Можно было отметить странную особенность этих дней – даже тогда, когда кровь уже пролилась, – это какое-то детское задорное веселье, разлитое в воздухе: казалось, население ведет с властями какую-то веселую кровавую игру».
Один из членов Союза русского народа, который вскоре начнет спорить с Дубровиным за лидерство, Николай Марков, считает, что это первая в мировой истории фашистская организация (Марков говорит об этом с гордостью): «Народное движение это задолго до возникновения Фашистского и Национал-Социалистического Движений, является их точным прообразом… Как и тут, у Союза Русского Народа шла борьба за овладение улицей, и Русским могучим кулаком против бомб и браунингов он так угостил по черепу иудо-масонскую революцию того времени, что на многие годы она спряталась в подполье, не смея оттуда показать своего носа».
Все это Марков напишет через 32 года, в 1937 году в Берлине, когда будет горячим сторонником Гитлера. Изобретение фашизма он будет сравнивать с изобретением электрической лампочки: «Мы, Русские, своих изобретений до конца обыкновенно не доводим. Изобрел, например, электрическую лампочку еще задолго до Эдисона, наш соотечественник Яблочков, – казалось, все в порядке, лампочка даже горела, все удивлялись и ахали, а дальше дело не пошло. Потом уже явился Эдисон и изобрел то же самое, что Яблочков. Вот и союз русского Народа составился из тех же Яблочков, смутно осознавших в своем уме необходимость противопоставления интернациональному злу идеи национально-народной».
27 апреля 1906 года в Петербурге праздник – первый день заседания первой Государственной думы Российской империи.
Пока я писал эту книгу, меня неизменно поражали воспоминания участников событий. Сотни героев написали подробнейшие мемуары о том, что произошло, – и большая часть воспоминаний была написана после обеих революций 1917 года. Авторы мемуаров уже знают, чем закончилась их история, и почти все они не поменяли своих точек зрения. Каждый уверен в своей правоте. Мало кто винит себя в том, что его история закончилась трагедией. Они все вместе потопили свою Атлантиду, но каждый считает, что виноват не он, а все остальные. Жандарм считает, что был прав, когда давил, – и жалеет только о том, что недодавил. Революционер уверен, что был прав, когда взрывал, и переживает, что мало взорвал. Каждый считает, что спасал, – но, увы, не спас.
Genres:
Who wants to read this book 10
Яна
Лейла Ульбашева
Зоя Николаевна
Shannon
Rinat Khayrullin
Jane
Alex Nan
Anonymous
Anonymous
Anonymous
Who finished reading this book 10
Геннадий Тарабукин
Вадим Большаков
Антон Антонов
Анна Новоженова
Анна Гусева
den3107neo —
Daniil Khanin
Andrei Pavlenko
Anonymous
Anonymous
Users who like this book also like
Top