Description

Четвертый роман Бориса Акунина их цикла "Приключения Эраста Фандорина". Автор описывает расследование обстоятельств смерти всенародного любимца, генерала Соболева, сыщиком Эрастом Фандориным, а также приводит развернутую биографию генеральского киллера: история превращения мальчика Ахимаса в закоренелого негодяя и наемного убийцу. Действие романа происходит в конце XIX века, а основные события разворачиваются летом 1882 года, в период с 25 по 29 июня.

Reviews ( 0 )
Once a month we give presents to the most active reader.
Post more reviews and get a reward!
Quotes (35)
35 quotes You must be to post a quote.
February 2, 2017
Лицо совсем не немецкое – дерзкое, бесшабашное, зеленые глаза отливают расплавленным серебром. Ахимас очень хорошо знал этот особенный оттенок, встречающийся лишь у самых драгоценных представительниц женской породы.
February 2, 2017
Лицо совсем не немецкое – дерзкое, бесшабашное, зеленые глаза отливают расплавленным серебром. Ахимас очень хорошо знал этот особенный оттенок, встречающийся лишь у самых драгоценных представительниц женской породы. Не на пухлые губки и не на точеный носик, а на это переливчатое серебро падки мужчины, слепнут от неверного блеска, теряют разум.
January 28, 2017
Крайняя жестокость – оборотная сторона трусости, философски подумал Эраст Петрович. Что, в сущности, неудивительно, ибо это две наихудшие черты, какие только бывают у сынов человеческих.
January 28, 2017
природа сыграла с Россией недобрую шутку: родиться бы одному брату на два года ранее, а другому на два года позднее, и самодержцем всероссийским стал бы не медлительный, вялый, угрюмый Александр, а умный, дальновидный и решительный Кирилл. Ах, как изменилась бы сонная русская жизнь!
Какой нелепый у человека вид, если смотреть снизу. Именно такими нас видят собаки, червяки, букашки.
Имея дело с безоружным, вооруженный неминуемо приглушает свои инстинкты, ощущая себя в безопасности, чересчур полагается на бездушный металл. Реакции такого человека замедленны – это азбука искусства «крадущихся».
...когда попадаешь в переплет, лучше не поддаваться первому порыву, а замереть, застыть, как это делает кобра перед молниеносным, убийственным броском. Если, конечно, паузу позволяют обстоятельства.
Любая раскрасавица и завзятая разбивательница сердец нуждается в постоянных подтверждениях своей неотразимости. В сердце всякой роковой женщины шевелится червячок, нашептывающий: а вдруг чары рассеялись, вдруг волшебство больше не повторится?
В зависимости от характера, женщину нужно либо уверить, что она всех милее, прекрасней и белее, либо, наоборот, пробудить в ней дух соревновательности.
Еще не родилась женщина, у которой гордость была бы сильнее любопытства.
Быть продажной наполовину – только себя обманывать.
Можно ли довольствоваться малым, если тебе предлагается большее?
Привязанность ослабляет, а любовь – та вовсе делает беззащитным. Ахимас же был неуязвим. Поди возьми человека, который ничего не боится, никем и ничем не дорожит.
...к сорока годам у человека должен быть свой дом. Семьи, если человек особого склада, может и не быть, а дом нужен.
Много ли денег нужно человеку, если он не коллекционирует произведения искусства или бриллианты, не строит финансовую империю и не одержим политическим честолюбием?
Кастет – незаменимая вещь, когда нужно убить очень быстро. Лучше, чем нож, потому что нож надо вынимать из раны, а это лишняя секунда.
«Оружие – хорошо, – говорил Хасан, – но мужчина должен уметь справиться с врагом и без оружия: кулаками, ногами, зубами, неважно. Главное, чтобы твое сердце загорелось священной яростью, она защитит от боли, повергнет врага в ужас и принесет тебе победу. Пусть кровь бросится тебе в голову, пусть мир окутается красным туманом, и тогда тебе будет все нипочем. Если тебя ранят или убьют – ты и не заметишь. Вот что такое священная ярость». Ахимас с дядей не спорил, но был не согласен. Он не хотел, чтобы его ранили или убили. Для того чтобы остаться в живых, нужно все видеть, а ярость и красный туман ни к чему. Мальчик знал, что сможет обойтись без них.
«Затаи дыхание и представь, что от дула тянется тонкий луч. Нащупай цель этим лучом, – учил Хасан, дыша в затылок и поправляя мальчишечьи пальцы, крепко вцепившиеся в ружейное ложе. – А сила не нужна. Ружье – оно как женщина или конь, дай ему ласку и понимание». Ахимас старался понять ружье, прислушивался к его нервному железному голосу, и металл начинал гудеть ему на ухо: чуть правей, еще, а теперь стреляй. «Ва! – Дядя цокал языком и закатывал глаза. – У тебя глаз орла! Со ста шагов в бутылку! Вот так же разлетится и голова Магомы!»
Ахимас не хотел стрелять в одноглазого со ста шагов. Он хотел убить его так же, как тот убил Фатиму – ударом в висок, а еще лучше – перерезать ему горло, как Магома перерезал горло Пелефу.
Из пистолета стрелять было еще легче. «Никогда не целься, – говорил дядя. – Ствол пистолета – продолжение твоей руки. Когда ты показываешь на что-то пальцем, ты ведь не целишься, но тычешь именно туда, куда нужно. Думай, что пистолет – это твой шестой палец». Ахимас показывал длинным железным пальцем на грецкий орех, лежавший на пне, и орех разлетался в мелкое крошево.
«Мужчина должен уметь найти еду, воду и путь в горах, – учил Хасан племянника своему закону. – Еще – защищать себя и честь своего рода».
Преодоление трудностей – одно из наслаждений жизни.
То, что к старости человек спит меньше, чем в молодости, это, с одной стороны, вроде бы разумно и правильно. Чего попусту время тратить – все равно скоро отоспишься. С другой стороны, в молодости время куда как нужней. Бывало, носишься весь день с утра до ночи, с ног сбиваешься, еще бы часок-другой, и все дела бы переделал, а восемь часов подушке отдай. Такая иной раз жаль брала, да ничего не попишешь – природа своего требует.
Правильные решения, они всегда просты. Сказано ведь: благородный муж не приступает к незнакомому делу, пока не наберется мудрости у учителя.
– Русские женщины очень хорошие, – с глубоким убеждением произнес слуга. – Я предполагал это и раньше, а теперь знаю наверняка.
– Наверняка? – с любопытством спросил Фандорин, разглядывая лоснящуюся, физиономию японца.
– Да, господин. Они горячие и не требуют за любовь подарков. Не то что жительницы французского города Парижа.
– Да ведь ты по-русски не знаешь, – покачал головой Эраст Петрович. – Как же ты с ней объяснился?
– По-французски я тоже не знал. Но для объяснения с женщиной слова не нужны, – с важным видом поведал Маса. – Главное – дыхание и взгляд. Если дышишь громко и часто, женщина понимает, что ты в нее влюблен. А глазами надо делать вот так. – Он сощурил свои и без того узкие глазки, отчего те вдруг поразительным образом словно заискрились. Фандорин только хмыкнул. – После этого остается немножко поухаживать, и женщина уже не может устоять.
– И как же ты ухаживал?
– К каждой женщине нужен свой подход, господин. Худые любят сладости, толстые – цветы. Этой прекрасной женщине, которая убежала, заслышав ваши шаги, я подарил веточку магнолии, а потом сделал ей массаж шеи.
– Где ты взял магнолию?
– Там. – Маса показал куда-то вниз. – В горшках растут.
– А при чем здесь массаж шеи?
Слуга посмотрел на хозяина сожалеюще:
– Массаж шеи переходит в массаж плеч, потом в массаж спины, потом…
– Ясно, – вздохнул Эраст Петрович. – Можешь не продолжать.
Секрет любого трудного деяния прост: нужно относиться к трудности не как к злу, а как к благу. Ведь главное наслаждение для благородного мужа – преодоление несовершенств своей натуры. Вот о чем следует размышлять, когда несовершенства особенно мучительны – например, ужасно впиваются каменным углом в бок.
Что естественно – всякая нормальная женщина, от которой только что ушел один гость и вот-вот придет другой, бросится не к окну, а к зеркалу.
Всякому человеку обидно, когда его имя путают, и уж тем более ни к чему без нужды подчиненных обижать.
Who wants to read this book 22
Юлия Егорова
Сергей Свистунов
Ирина Фёдорова
Иван Левчук
злая преподша
Екатерина Шимкив
Дима Неумойчев
Дарья Рыбина
Дарья Анюшкина
Володимир —
Who finished reading this book 285
ツ Юлия Ефремова  ⓏⓂ ツ
Юля Митина
Юлия Юлек
Юлия Шаманаева
Юлия Шайтанова
Татьяна Степанова
Стасик Ста
Стасиалан Ленес
Сергей Коваленко
Сергей Гречко
Top