Description

Злая, бесконечно остроумная и насмешливая картина "политической кухни" избирательной кампании в глухом южном штате. Сейчас - больше чем полстолетия спустя после его создания - роман воспринимается так, словно он был создан вчера. Пиар и "черный" пиар. Подкуп, шантаж и война компроматов. Сговор, подтасовка, слив информации... Эта книга актуальна и теперь!

Reviews ( 0 )
Once a month we give presents to the most active reader.
Post more reviews and get a reward!
Quotes (4)
4 quotes You must be to post a quote.
December 25, 2013
Во всяком случае, он отложил дневник, и у него начался один из периодов Великой Спячки. Вечерами он возвращался домой и, зная, что все равно не сможет работать, сразу ложился спать. Он спал по двенадцать, по четырнадцать, по пятнадцать часов и чувствовал, что все глубже и глубже погружается в сон, словно ныряльщик, который все глубже уходит в темную пучину и ощупью ищет там что-то нужное ему, что блеснуло бы в глубине, будь там светлее, – но там нет света. А по утрам он валялся в постели, не испытывая никаких желаний, даже голода, слушая, как под дверь, сквозь стекла, щели в стенах, сквозь поры дерева и штукатурки в комнату пробираются, просачиваются слабые звуки внешнего мира. И он думал: «Если я не встану, я не смогу снова лечь в постель». Тогда он вставал и выходил на улицу, которая казалась ему незнакомой, но как-то томительно незнакомой, как мир детства, в который возвращается старик.
December 25, 2013
- Разве плохо тебе живется? Ведь ты знаменитый. Разве знаменитым плохо живется? - приставал я. Я понимал, что человек не имеет права задавать такие вопросы, особенно таким тоном, как я; но отвязаться я не мог. Вы росли с ним вместе - и он добился успеха, он - знаменитый, а вы - неудачник; но обращается он с вами как раньше, словно ничто не изменилось. Именно это и заставляет вас подковыривать - какими бы именами вы себя ни обзывали. Есть снобизм неудачников. Это - общество, это - старая школа, это - Череп и Кости, и нет усмешки кривее и высокомернее, чем усмешка пьяного, когда он привалился грудью к стойке рядом со старым приятелем, который сделался знаменитым, но совсем не изменился, или когда старый приятель приводит его к себе обедать и знакомит с хорошенькой ясноглазой женщиной и румяными ребятишками.
December 25, 2013
Право – это узкое одеяло на двуспальной кровати, когда ночь холодная, а на кровати – трое. Одеяла не хватит, сколько его ни тащи и ни натягивай, и кому-то с краю не миновать воспаления легких. Черт возьми, законы – это штаны, купленные мальчишке в прошлом году, а у нас всегда нынешний год, и штаны лопаются по шву, и щиколотки наружу. Законы всегда тесны и коротки для подрастающего человечества. В лучшем случае ты можешь что-то сделать, а потом сочинить подходящий к этому случаю закон; но к тому времени, как он попадет в книги, тебе уже нужен новый.
January 29, 2018
впервые открывающегося мира. А дружба – неожиданной находкой, которую он должен подарить кому-нибудь в знак благодарности, в уплату за этот новый, захватывающий мир, распускающийся на глазах, как луноцвет. Кому подарить – неважно, важно только подарить; и если рядом оказались вы, вас наделяют всеми атрибутами друга, а ваша личность отныне не имеет значения. Друг Детства навсегда становится единственным вашим другом, ибо ему нет дела ни до своей выгоды, ни до ваших достоинств.
Who wants to read this book 52
Сергей Макасеев
Сергей Гудков
Раушан Заманов
Паппи-Хосэ Пуэнто
Павел Калугин
Олька Булушева
Мария Заварзина
Марина Драголюб
Максим Воловиченко
Людвиг Вассермалер
Who finished reading this book 33
Արամ Մանուկյան
Юлька Кошевая
Юлия Водчиц
Тим Айсин
Настя Комаровская
Н(и/е)кто
Максим Слепков
Игорь Кравчук
Иван Петруня
Дарья Чечёткина
Users who like this book also like
Top